Основные законы и правила поведения христианина: что человек может делать, а чего нельзя

Основные законы и правила поведения христианина: что человек может делать, а чего нельзяКак не превратить законы и правила в тяжелую и бессмысленную ношу, которая тянет человека на дно, рассказывает митрополит Антоний (Паканич).



– Владыко, в чем заключаются отличительные черты этики гуманизма?

– Гуманизм – понятие широкое. В самом общем смысле под гуманизмом подразумевается такая мировоззренческая система, в которой важнейшей ценностью и мерой всех вещей объявляется человек. Возникает вопрос: на каком основании можно утверждать, что человек есть высшая ценность, что делает его мерой для всех и для всего? В течение многих столетий на этот вопрос давали разные ответы, которые и определяли тип и направление идеи гуманизма. Так, классический гуманизм ренессансного типа объявляет человека высшей ценностью, поскольку он самое совершенное творение природы. Эпоха Просвещения, которая является дроблением ренессансной идеи, породила собственный гуманизм, опирающийся на превознесение человеческого разума, способности мыслить. Буржуазный гуманизм признает человека высшей ценностью, так как лишь человек наделен способностью к предпринимательству – творчески преобразовывать мир. Социалистический гуманизм превозносит человека, участвующего в революционной перестройке бытия. Эта концепция содержит в себе признание ценности человеческого труда и личности, выполняющей свой общественный, гражданский долг. Тот, кто не может или не желает участвовать в этих процессах, является, согласно данной идее, врагом по определению, а значит подлежит отрицанию или вовсе уничтожению.

Между тем, вопрос о доминирующем начале антропологического фактора в мире остается открытым. Более того, по мнению профессора Михаила Дунаева, на этот вопрос «раздробленное сознание никогда не сможет дать полного ответа, ибо любая частность может быть безусловно опровергнута. Гуманизм на всех названных основаниях изначально обречен на кризис». Проблема в том, что гуманизм в качестве отправной точки своих философских поисков использует заведомо ложную систему координат, ведь человек, пораженный грехом в результате отпадения от Бога, нуждается в исцелении своей природы. Нужно сначала исправить искажение, а потом только соизмерять с ним все остальное. Как говорили святые отцы, «кривое правило и прямое делает кривым».      

– Существует ли христианский гуманизм? В чем заключается его идея?

– Христианский гуманизм теоцентричен, в отличие от гуманистических идей всех остальных направлений, которые антропоцентричны. С христианской точки зрения, высота и достоинство личности определяется тем, что человек создан по образу и подобию Божиему. По замыслу Создателя, Адам был поставлен в центр тварного бытия, являлся средоточием и венцом всего творения. Существует принципиальное различие между гуманизмом и христианством. Гуманистическая этика принесла в мир идеи атеизма, богоотступничества, она противопоставила Творцу человеческий разум. В то время как христианская этика напоминает, что единственным возвышающим человеческое достоинство событием мировой истории является Искупительная Жертва Спасителя, которая вернула людям возможность утраченного в первородном грехе единства с Богом. Как писал Н. Бердяев: «Остается вечной истиной, что человек в том лишь случае сохраняет свою высшую ценность, свою свободу и независимость от власти природы и общества, если есть Бог и Богочеловечество».

– В чем суть христианской этики? Какие ее главные постулаты?

– Если не прибегать к энциклопедическим определениям, то коротко смысл христианской этики можно обозначить словами апостола и евангелиста Иоанна Богослова: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 4:16). Существенным поводом для всепобеждающего христианского оптимизма служат также слова апостола Павла: «Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире» (1 Тим. 3:16). То есть мы не одиноки, не забыты и не предоставлены некому фатуму. Господь не оставил Свое творение. Он открыл нам Свою волю и Самого Себя в воплощении Сына Божия. Он явил нам такую любовь, благодаря которой только и стала возможна Голгофская Жертва, принесенная за всех и за вся. Об этой любви Самим Господом сказано, что на ней  «вeсь закон и пророцы висят» (Мф. 22:40). Это значит, что всевозможные установления, заповеди и постулаты, пророчества с призывами к праведной жизни ценны и важны не сами по себе, а исключительно как выражение главной идеи – человек призван всего лишь ответить взаимностью Тому, Кто уже прежде возлюбил его (1 Ин. 4:19). Любые законы, правила и предписания без любви превращаются в тяжелую и бессмысленную ношу, которая тянет человека на дно. Для того Господь и пришел в мир, чтобы избавить человека от этой тяжести и главным заменить второстепенное.

Если говорить о неких основных принципах, которые отличают христианскую этику от других этических систем, то их можно назвать несколько. Во-первых, христианская этика – это не столько система теоретических принципов, сколько жизнеучение, определенный образ жизни, подобающий «новому творению». Как учит апостол, «Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17). Во-вторых, в основе всех нравственных требований находится принцип домостроительства спасения рода человеческого. Бог не только сообщил людям их нравственные обязанности, но и Сам исполнил дело спасения людей в Искупительной Жертве, тем самым сообщив людям и благодатную силу, чтобы эти обязанности исполнять. В-третьих, нравственная жизнь христианина находится в тесной связи с церковным благочестием и выражается в степени воцерковленности человека. Вне Церкви нет спасения. И если основная идея христианской этики заключается в процессе преображения личности, обожения и спасения в вечности, то совершенно очевидно, что все это осуществляется исключительно в границах Церкви, за пределами Которой нет и не может быть никаких благодатных воздействий на человеческую личность. В качестве еще одного принципа христианской этики я бы назвал ее антиномичность, парадоксальность. Последнюю удачно выразил святитель Афанасий Александрийский: «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом».

– Если говорить о внешней, поведенческой стороне: как это отражается на поведении человека? Существует ли особый свод законов и правил поведения христианина? Что человек может делать, а чего нельзя?

– Быть христианином – значит жить по Евангелию, соблюдать заповеди, через ревностное исполнение Закона Божьего приобретать характер Христов. Внутреннее преображение личности будет невозможным без воздействия на человека благодати Божией, которая в изобилии изливается в наши души, когда мы участвуем в Таинствах Церкви. Чтобы открыть доступ благодати в наше сердце, необходимо принести Богу покаяние, которое является альфой и омегой духовной жизни христианина. Следование за Христом – это и есть покаяние длинною в жизнь. Поэтому нам нужно учиться нести свой крест, бороться со страстями, очищать внутреннего человека от духовных болезней и плотских привязанностей. Всему этому способствует богослужебный Устав и сам уклад церковной жизни, приобщаясь к которому в человеке происходит перемена ума и воскресение личности.     

При этом нужно помнить, что существует духовная опасность страшной подмены, когда те средства, которые даются для исправления в виде заповедей, Устава, предписаний, становятся для человека самоцелью. Тогда теряется главная цель христианской жизни – Встреча со Христом. Если живое общение с Богом подменяется внешним исполнением некого свода правил, то христианское благочестие исчезает и появляется фарисейство. Это происходит потому, что подчас заглядывать в свое сердце и искать в нем Бога тяжело и скучно, это требует самоотречения и смирения. Легче исполнять внешние правила и хвалиться своими достижениями. Святые отцы строго предостерегают христиан от подобного отношения. Для нас руководством к действию является живое Слово Божие, открытое в  Евангелии, Которое тогда только действует в нашей жизни, когда каждое Его слово написано на страницах нашей души.

Бог пришел на землю, чтобы освободить Закон от его связи с юридическим порядком. «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17), – напоминает апостол Павел. Христос снимает с человека шоры внешних предписаний и обращает его взор к собственному сердцу, которое отныне становится теми новыми скрижалями, на которых написан Закон, взамен старых каменных. Бог ищет на земле живые горящие сердца, способные узнать своего Творца, услышать Его голос и откликнуться в живом и искреннем порыве. Поэтому Господь говорит: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15:15). Богу не нужны послушные адепты, скрупулезно исполняющие предписания каких-то внешних правил и установлений. Все это уже было в истории, и именно «отличники поведения» распяли Господа.

– Какова основная установка внутренней жизни, согласно христианской этике?

– Преподобный Амвросий Оптинский на вопрос «Как жить, чтобы спастись?» любил отвечать: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение». А еще он советовал: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда дело наше будет верно, а иначе будет скверно». Человек спасается в простоте сердца. Нужно помнить, что Бог тайны Свои «утаил от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф. 11:25). Многие из знатных и грамотных представителей богоизбранного народа по праву считали себя достойными носителями Божьей Истины. Они были образованы и благочестивы, исполняли Закон и цитировали пророков. Но Бог решил иначе и выбрал из народа простых неграмотных рыбаков. Как говорит апостол Павел,  «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1:27). Потому что Бог ждет от нас не наших мнимых достижений, а искренности сердец и открытости душ. Как у ребенка душа открыта для всего нового и прекрасного, так и мы должны смиренно и радостно искать Встречи со Христом, в Котором только и возможно человеку найти самого себя.

Беседовала Наталья Горошкова

Православная жизнь

КОМЕНТАРІ: